AVoice
Делай добро и беги
Вот забавно мне то, что мы находимся в том положении, когда политика нехило влияет на нашу жизнь.
Казалось бы, при чём здесь политика? Везёшь своих пассажиров куда-нибудь на Бали или в Египет, в отпуск, ну и вези. А потом - нате вам. Моя коллега раньше работала в EgyptAir. Рассказывая нам о катастрофе, бледнела и слегка тряслась. На борту не было никого из её личных друзей, но дело это не меняет. Интересно, что политики очень быстро начали "использовать более обтекаемые формулировки", ничего не говоря о террористическом акте. Но внутри компаний всегда начинают ползти слухи - кто-то что-то услышал, кто-то что-то увидел, это всё обрастает махровыми выдумками и домыслами, но иногда и в них можно раскопать что-то интересное.
А кто ещё помнит исчезнувший малазийский самолёт? Или катастрофу в Донецке? Мой инструктор по сервису, бывший проводник Malaysian Airlines, гордо бил пяткой в грудь, утверждая, что даже после этого 90% проводников решила не увольняться, а остаться со своей компанией.
Мы находимся где-то на границе политики. Мы работаем с чётким знанием того, что решение какого-нибудь президента какой-нибудь Бразилии может спровоцировать террористический акт, который произойдёт именно на твоём борту, именно в тот день, когда тебя отправят в Сан-Паулу. В моей комнате лежит конверт с завещанием и последними пожеланиями-признаниями для моих родных. Не то чтобы он мне пригодится, но... так. На всякий случай.
Эта мысль забавляет меня когда пассажиры начинают жаловаться на кофе и тесные сидения. Они переживают о том, чтобы им досталась именно курица, а не рыба, ворчат на места, которые в серединке, а не у окошка, и громко требуют соблюдения своих прав. Я думаю о своём завещании.
С чего меня вообще потянуло на такие грустные темы? - поинтересуется читатель.
Вчера мы выполняли разворотный в Стамбул. Такой же разворотный я выполняла 28 июня этого года. Вообще-то, "разворотный" означает, что мы остаёмся в самолёте от момента посадки до момента взлёта, но бывает, что остановка на земле длится достаточно долго, и тогда мы выходим погулять в аэропорту. Так вот, 28 июня этого года мы приземлились в Стамбуле, выгрузили пассажиров, приняли всё нужное для следующего рейса, и неожиданно получили сообщение от капитана: возможно, будет задержка по техническим причинам. Мы ждали. Задержки не произошло. Мы вылетели из Стамбула в семь часов вечера, а ближе к часу ночи, когда я приехала домой, телефон начал разрываться от сообщений от мамы и Медведя.
"Где ты?!" "Ты в порядке?!" "Боже, ответь сразу как приедешь, я схожу с ума от волнения!"
К тому моменту я ещё не знала, что произошло. А потом, обдумывая произошедшее, подумала: ухтыжкакинтересно. А если бы мы всё-таки задержались?...
Примерно такими же мыслями делилась коллега, которая в марте этого года была в Брюсселе, когда в аэропорту случился теракт. Если я верно помню, наша команда успела выйти оттуда буквально за час минут до события.
И вот в этом месте мне нужно поднять разноцветный флаг с мордой Леопольда и сказать: господа политики, давайте жить дружно! А то мне ещё как-то работать надо)))


@темы: работа